Обеспечение навигационной безопасности плавания судна по маршруту перехода п. Поти – п. Стамбул

Научно-технический прогресс и ускоряющееся развитие международной торговли вызывают быстрое количественное и качественное развитие морского флота. В связи с этим все более усложняются условия его работы: повышается интенсивность судоходства, растут скорости и тоннаж судов, расширяются районы плавания. Современная автоматизация судов ведет к сокращению численности судовых экипажей и широкому совмещению профессий.

Все эти факторы значительно изменили работу на море, усложнили ее. Минимальный состав экипажа совместно с повышенной скоростью выгрузки в портах, которая для современных контейнерных терминалов вычисляется в часах, а не сутках, представляют большую опасность для безопасности мореплавания вследствие усталости экипажа.

Тщательная навигационная подготовка к походу является важнейшей частью штурманской подготовки к рейсу. Ее выполняют заблаговременно в порту с момента получения рейсового задания.

Навигационная подготовка к походу – это комплекс мероприятий, проводимых на судне с целью обеспечения навигационной безопасности мореплавания и готовности к быстрому и точному решению задач кораблевождения.

Основная задача предварительной навигационной подготовки – спланировать и выполнить мероприятия, исключающие навигационную аварию или происшествие и обеспечивающие выполнение поставленной задачи. Штурманская часть должна в первую очередь быть готова к обеспечению необходимой точности плавания корабля.

Подготовка штурманской части к рейсу включает:

укомплектование установленной судовой коллекции навигационными морскими картами, руководствами и пособиями;

получение материалов для корректуры судовой коллекции;

подбор навигационных морских карт, руководств и пособий на предстоящий переход, их корректуру;

подготовку технических средств навигации и при необходимости их ремонт, пополнение ЗИПов, определение (проверку) их параметров и поправок;

получение информации о минной, ледовой и гидрометеорологической обстановках;

изучение района плавания, выбор маршрута и выполнение предварительной прокладки, ввод путевых точек и другой навигационной информации в приемоиндикаторы СНС и РНС;

проработку выбранного маршрута перехода со штурманским составом;

проверку наличия информации о маневренных характеристиках судна;

проверку исправности средств звуковой, световой и аварийной сигнализации, сроков годности пиротехнических средств.

Техническая надежность, безопасность и пригодность транспортных судов для выполнения производственных функций, для которых они предназначены, достигается с помощью надзора за проектированием, постройкой и эксплуатацией судов со стороны судовладельцев, классификационных обществ, государства флага – на основе применения требований конвенций СОЛАС – 74 (Safety of Life at Sea – 74), конвенции о грузовой марке, кодексов ИМО, правил классификации. Требования к подготовке вахтенных помощников для обеспечения эффективной и безопасной эксплуатации в обычных условиях морского плавания заключены в требованиях конвенции и кодекса ПДНВ 78/95 (STCW 78/95).

Система МКУБ (Международная Конвенция Управления Безопасностью, СОЛАС глава IX), внедряемая в настоящее время, ставит своей целью распределить ответственность за контролем безопасности судоходства между судовладельцем и судовым персоналом.

При плавании, должны повсеместно применяться обязательные для всех правила, регулирующие движение и маневрирование судов в море с целью предупреждения столкновений МППСС –72 (COLREG).

Несмотря на перечисленные конвенции, безопасность судна, прежде всего, зависит от желания самого судоводителя их соблюдать, его знаний и дисциплины.

Навигационное проишествие.

Экипаж «Нефтегаз-67» погиб не в результате столкновения

Юридически. Столкновение судов – это аварийная ситуация. Поэтому причины столкновения могут быть одни, а причины гибели людей - другие. На Нефтегазе люди погибли при потере судном плавучести и неорганизованности в аварийной ситуации.

«Капитан «Нефтегаза-67» шел по встречной стороне глубоководного канала, жался к левой бровке, На указания СУДС предпринять действия не реагировал, отвечал по УКВ «Репит плиз» («Повторите, пожалуйста»). На отворот «Йо Хай» вправо ответил отворотом влево (?!?!?), получил дырку в подводную часть, о наличии которой не сразу понял. Тревогу не объявил, сигнал бедствия "МЕЙДЕЙ" не подал, помощи не просил. Развернулся и пошел на якорную стоянку, о чем сказал по УКВ на ПРД (а мимо прошло еще одно судно и скоростной паром). Через 6 минут после столкновения крикнул по УКВ «Ай эм синкинг» («Я тону»). Через 10 минут после столкновения отметка буксира исчезла с экрана ПРД.

Запись маневров (РЛС+АИС) и УКВ переговоров МарДеп (морской департамент) передал украинской стороне, ее моряку стыдно смотреть и нечего комментировать. Но гибель людей не есть результат столкновения, это результат полного отсутствия аварийных процедур! Судно было полностью разгерметизировано, открыты все водонепроницаемые двери, не работал кондиционер - открыты иллюминаторы и двери наружного контура. К ощущению удара на буксирах немного другое отношение, чем на транспортных судах, толчок там - это производственный процесс и он мог быть воспринят спящем экипажем соответственно. Без объявления тревоги шансов спастись у экипажа не было.

Запись ПРД Гон-Конга "Мардеп", РЛС картинка с переговорами по дежурным каналам УКВ. На экране также отображены сигналы АИС обоих судов, т.е. нет необходимости поднимать карты, курсограммы и журналы, все курсы и скорости зафиксированы, как рассчитанные САРПом, так и снятые с судовых лагов и компасов. Запись была предоставлена украинской комиссии по расследованию и также направлена на экспертизу в ОНМА, Госфлотинспекцию, Дельта-Лоцман и более сотни человек ее уже видели.

Украинская комиссия постановила:

- что причиной аварии 'Нефтегаза-67' является столкновение с судном 'Яо Хай', которое случилось из-за возможных ошибочных действий оператора СУДС, который осуществлял радиолокационное проведение 'Яо Хай', оператора СУДС, который осуществлял радиолокационное проведение 'Нефтегаза-67', двух морских лоцманов, которые находились на борту китайского судна, а также капитанов обоих судов.

По словам капитана и членов экипажа 'Нефтегаз-67', с которыми беседовали члены украинской комиссии, ситуация развивалась таким образом: во время движения судна на мостике находились капитан Юрий Кулемесин, 3-й помощник капитана Игорь Вальчук, матрос-рулевой Максим Нежинский. При подходе к бую СР-1 капитан Кулемесин увидел встречное судно, чётко был виден зелёный свет правого борта. Когда между судами была дистанция 1-1,2 мили, оператор СУДС предложил 'Нефтегазу-67' изменить курс, поскольку возникла опасность столкновения со встречным судном. На расстоянии 0,5-0,6 мили капитан Кулемесин подал команду на руль 'влево на борт', что и было выполнено матросом-рулевым.

Примерно через 20 секунд капитан Кулемесин увидел, что встречное судно резко повернуло вправо и своей носовой частью ударило 'Нефтегаз-67' в правый борт за 20-25 метров от кормы. После столкновения главные двигатели судна 'Нефтегаз-67' остановились, а судно обесточилось. Капитан сообщил в Морскую администрацию о столкновении, о том, что судно тонет и нужна немедленная помощь.

Матроса Нежинского направили предупредить экипаж об аварийном оставлении судна. После столкновения 'Yao Hai' проплыл по инерции небольшое расстояние и остановился. Затем попросил у оператора СУДС разрешения стать на якорь в связи с аварией. Участия в предоставлении помощи экипажу 'Нефтегаза-67' не принимал.

Как известно, в результате этой катастрофы погибло 18 наших моряков. Спаслись шестеро членов экипажа и представитель фирмы фрахтовщика.

Украинская сторона с первых дней после катастрофы утверждает, что во всём виноваты китайцы. Независимые эксперты отмечают, что люди погибли не из-за столкновения. Капитан, находящийся в Херсоне, отказался рассказать, где он был в момент ЧП и почему не подал сигнал тревоги. Наличие или отсутствие записей столкновения в компании-владелице нашего судна не комментируют.

Украинская комиссия установила, что столкновение транспортно-буксирного судна 'Нефтегаз-67' (флаг Украина) с балкером 'Yao Hai' (флаг КНР) произошло 22 марта 2008 года в 21. 13 по местному времени, 'Нефтегаз-67' получил пробоину 3хЗ м по правому борту в районе балластных танков и машинного отделения и в течение 2 минут затонул на глубине 37 м кверху днищем. 'Yao Hai' получил пробоину 2x1,5 м в районе форпика.

По официальным данным, предоставленным директором обсерватории Гонконга господином K.W.Li, в тот день с 21.00 до 22.00 в районе катастрофы были такие погодные условия: ветер - западный 5 м/сек; прилив (скорость течения - 3 узла), море - штиль; видимость до 5 миль. Напомним, что ранее сообщалась, что столкновение произошло в условиях тумана.

Было также установлено, что 'Нефтегаз-67' (длина - 81,5 м, ширина- 16,3 м, осадка - 4,9 м) следовал курсом 92 градуса со скоростью 9-9,5 узлов против течения под управлением капитана Юрия Кулемесина (1964 г.р.), без лоцмана (в данном районе для судов водоизмещением до 3000 тонн лоцманская проводка не является обязательной). Состав вахты на мостике: 3-й помощник капитана, на руле - матрос 1-го класса.

Радиосвязь судна с оператором Службы управления движением судов (дальше - СУДС) осуществлялась на 67 канале УКВ (западный сектор). На борту находились 24 члена экипажа и 1 представитель фрахтовщика, а также палубный груз общей массой 104,5 тонны (буровое оборудование, бочки с мазутом).

'Yao Hai' (длина - 225 м, ширина - 32,2 м, осадка - 12,8 м) следовал курсом 257 градусов со скоростью 13-14 узлов под управлением капитана Liu Во (1972 г.р.), под проводкой двух лоцманов. Состав вахты на мостике: вахтенный помощник капитана, на руле – матрос. Радиосвязь судна с оператором СУДС, осуществлялась на 14 канале УКВ (восточный сектор). На борту – 25 членов экипажа и 2 лоцмана, груз – кукуруза.

Суда двигались в районе интенсивного судоходства по пересеченным курсам навстречу друг другу в зоне действия СУДС Морского департамента Гонконга. Согласно правилам, изменение каналов радиосвязи судов с СУДС (по согласованию с оператором СУДС) проходит по меридиану (линии расположения) буев СР-1 (зелёный) и СР-2 (красный). Суда приближались к этим буям с противоположных направлений. Лоцман на китайском судне преждевременно и без сообщения оператору СУРС перешёл с 14 на 67 канал, что, возможно осложнило дальнейший радиообмен. Перед столкновением 'Нефтегаз-67' начал циркуляцию влево, 'Yao Hai' - вправо. Возможный угол взаимного расположения судов в момент столкновения - 100 градусов (до диаметральной плоскости 'Нефтегаза-67 '). Через 20 минут после аварии на место происшествия прибыли скоростные катера и два вертолёта морской полиции Гонконга. Китайцы спасли 6 членов экипажа судна 'Нефтегаз-67' и гражданку КНР – представителя фирмы-фрахтовщика.

Рис.1 Cхема столкновения судов

Интересные публикации:

Транспортные и погрузо-разгрузочные средства
В настоящее время все большое число операций производят машины, а не человек. Невозможно себе представить погрузо-разгрузочные работы без машин, способных погрузить большую массу груза, чем несколько человек и в значительно более короткие сроки, что особенно важно сегодня, когда объемы п ...

Транспортная безопасность
Концепция транспортной безопасности Российской Федерации - система взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз в транспортной сфере. В Концепции сформулированы важнейшие направления государственной политики Ро ...

Бесстыковые рельсовые цепи
Бесстыковые рельсовые цепи (БРЦ) применяют на линиях, где рельсовые нити пути составлены из цельносварных рельсовых плетей большой длины. Исключение из состава рельсовой линии изолирующих стыков, как малонадежных в эксплуатации элементов, способствует повышению прочности пути, снижению ш ...